Сибирские колор-поинты-право на существование

Рассмотрим недавно поднятый заводчиками сибиряков вопрос о выделении сибирских колор-пойнтов (невских маскарадных) в отдельную породу. В чем состоят аргументы сторонников этого разделения? В том, что окрас колор-пойнт не характерен для аборигенной сибирской породы, а привнесен в нее искусственно. Кроме того, этот окрас, по их мнению, вообще не может быть характерен для аборигенной породы, так как не является естественным и должен снижать жизнеспособность животных. О «древности» и степени «аборигенности» нынешней сибирской породы мы уже поговорили в предыдущем номере. Теперь рассмотрим некоторые моменты истории кошек-колор-пойнтов в России.

 1. Окрас колор-пойнт, по-видимому, неоднократно привносился в азиатские популяции кошек Российской империи. Первое достоверное свидетельство тому, относящееся к 70-м годам XVIII века, - свидетельство академика Палласа о кошках, встреченных им в поселении Инсар (район Прикаспия). Вполне возможно, что обмен генами между европейскими, ближневосточными и восточно-азиатскими популяциями кошек происходил и ранее - вдоль Великого шелкового пути. С другой стороны, восточно-азиатские колор-пойнты могли попадать (и, скорее всего, попадали) в популяции кошек Дальнего Востока морским путем. Наконец, в начале XX века (до1917 r.) отдельные сиамские кошки (окраса колор-пойнт, естественно) были привезены в Россию из Европы, чему можно найти свидетельства в русской и советской литературе (В. Брюсов, Вс. Иванов). В общем, аллель Cs вполне мог существовать во всех перечисленных регионах, хотя и с невысокими частотами.

 2. Массовое «вторжение» животных окраса колор-пойнт в российскую «кошачью среду» началось в 60-е годы XX века, с привозом первых традиционных сиамов С. Образцовым. Аллель Cs, попадая с достаточной частотой в уличные популяции кошек, распространяется со скоростью лесного пожара. Видимо, отчасти это связано с поведенческими особенностями восточных кошек (склонностью к жесткой иерархии семейных групп, к защите территории). Это явление обнаруживалось в США, Австралии, даже в Англии. Так что ни о каком снижении жизнеспособности колор-пойнтов в антропогенной среде (а домашние кошки обитают именно в ней) говорить не приходится. Россия, похоже, не является исключением. Но беда в том, что исследований частот встречаемости генов кошачьих окрасов до 1978 года в нашей стране не проводилось. А в геногеографических исследованиях конца 70-х - начала 80-х окрас колор-пойнт не учитывался (то есть встреченные кошки колор-пойнты исключались из выборки). В настоящее время в отдельных регионах эти исследования пытаются продолжить, но, поскольку ген Cs активно распространяется, выяснить, «как оно было раньше», становится весьма затруднительно. Даже если ограничить время появления колорпойнтов в России «образцовским» привозом (хотя это И не совсем верно), тех 25-30 лет, что прошли с момента внедрения окраса в российские популяции, вполне достаточно для закрепления простого рецессивного аллеля Cs на местном кошачьем фенотипе, без всякой целенаправленной племенной работы. Конечно, животных, абсолютно лишенных предковых восточно-азиатских черт, будет немного, но все же таковые будут. Это доказывает сушествование европейских короткошерстных КОЛОР-ПОЙНТОВ в местных популяциях. Специально этих кошек никто не выводил, однако они полностью подходят под стандарт ЕКШ.

 Проблема невских маскарадных, на мой взгляд, имеет два аспекта: этический и собственно разведенческий. Сначала о втором. Сознательно никто не создавал «невскую маскарадную породу», скрещивая, например, старотипных персов КОЛОР-ПОЙНТОВ с «лохматыми тайцами». Первые «невские» кошки имели такое же неопределенно-городское происхождение, как и первые сибирские. И желательным для них был признан тот же тип, что значился в раннем стандарте сибирской породы. Другое дело, что среди сертифицированных (прошедших определение породы) животных неизвестного происхождения наверняка встречались прямые потомки и персов, и тайцев. Общая практика использования в качестве племенной основы породы «городских» кошек, особенно из Европейской части России, с их разнородным происхождением и генофондом, как уже говорилось, предопределяла носительство самых различных аллелей, в том числе и аллеля Cs. От подобных «чистых» (читай - фенотипичных) сибиряков выщеплялись и невские маскарадные. Именно на этой, очень ранней стадии развития сибирской породы, должен был решаться вопрос: является ли этот окрас желательным для нее или он должен быть исключен из разведения. Решили в пользу признания окраса - под названием «сибирский колор-пойнт».

 Разумеется, в разведении этой цветовой вариации породы есть свои проблемы. Не секрет, что в ряде питомников сибирских колорпойнтов наблюдается накопление заметных «персидских» черт: преобладание длинного подшерстка и остепуха над остью, слабая выраженность покровного волоса, «купольная» структура черепа. В других питомниках у животных заметны «восточные» черты. Но существование таких животных - это проблема некачественного судейства и недостаточно интенсивного отбора внутри питомника, а не цветовой вариации в целом. Многолетняя практика работы заводчиков разных пород с аллелем cs подтверждает отсутствие какого-либо сцепления между морфологическими признаками и окрасом колор-пойнт. И разве нет подобных проблем в питомниках «чистых» сибиряков?

 Что же касается этики, то аргументация отделения невских маскарадных «аборигенностью» и «натуральностью» сибирской породы со стороны заводчиков последней выглядит некорректно - учитывая реальные пути ее формирования. Надеюсь, это высказывание не оскорбит создателей первой национальной российской породы. Они были и остаются энтузиастами своего дела, достойными всяческого уважения. Но национальная гордость должна иметь более веские основания, нежели встречаемость на территории своей страны кошек определенного типа. Подлинная эстетика для фелинолога-профессионала заключена не в красивых легендax, а во внешности заводских пород, и подлинное творчество заводчика - не в изобретении мифов, а в создании гармонического совершенства живых форм. Культурная порода, эффектная и своеобразная, - вот истинный предмет для национальной гордости.

 Можно было бы рекомендовать сторонникам разделения пород высказать свои предложения примерно таким образом: «Мы (то есть заводчики сибирских кошек) считаем, что сибирская порода должна соответствовать представлениям человека о естественных биологических видах кошек (лесной кот, манул), и ее разведение должно быть ограничено соответствующими окрасами». Такая позиция была бы достойна внимания и уважения. Правда, подобное направление развития породы «отсечет» не только колор-пойнтов, но и многие другие фантазийные окрасы (фактически оставив в работе только различные ваpиaции табби). Другой способ коррекции развития породы  обследовав ряд территорий Сибири, выявить вариации морфологического строения и просчитать коррелирующие с ними частоты различных окрасов кошек. На этой основе можно будет выявить реально существующий «сибирский тип»... Надо полагать, эта идея из области фантастики. Заниматься подобной многолетней работой даже самый ярый энтузиаст сибирской породы не станет.